ТАТАРСТАНСКИЙ НЕФТЕГАЗОХИМИЧЕСКИЙ ФОРУМ
Казань ВЦ Казанская ярмарка

Форум нефтепереработчиков РТ: чем обернется налоговый маневр и когда «Татнефть» все-таки выпустит свой бензин? 

12 ноября 2018 г.

«8 НПЗ попадают в класс «лишенцев»… их принято называть плохими заводами»

Форум нефтепереработчиков РТ: чем обернется налоговый маневр и когда «Татнефть» все-таки выпустит свой бензин? 

ТАНЕКО вновь слегка перенесло сроки выпуска АИ-92 и АИ-95, зато на следующей неделе отдаст в открытую продажу на АЗС новые премиальные моторные масла. Об этом стало известно на нефтяном форуме в казанском «Корстоне». Как «Татнефть» кормит IT-разработки, создаваемые в Иннополисе и востребованные даже «Газпромом», и почему ТАНЕКО и ТАИФ-НК абсолютно не почувствуют отмены таможенных субсидий.

АНЕКО: БЕНЗИН УЖЕ СКОРО, ПЛЮС МАСЛА СОВМЕСТНО С НКНХ

В среду в казанском «Корстоне» стартовал двухдневный форум «Нефтепереработка и нефтегазохимия Татарстана», организованный «Татнефтью» и международным агентством GBC Ltd. В мероприятии приняли участие оба нефтехимических гиганта республики — как «Татнефть», так и ТАИФ, а также ряд приглашенных компаний, работающих в нефтехимической отрасли, и аналитических агентств. Модератором форума выступил главный редактор ИА «Девон» Анвар Маликов. Позавчера на мероприятии обсуждали мировой рынок переработки, последствия налогового маневра для российских компаний, а также экологичную переработку пластика, а вчера — внедрение IT-разработок в нефтехимическую отрасль.

Уже второй год подряд на форуме отчитываются о своих успехах представители ТАНЕКО. И на этот раз от замгендиректора предприятия Ильшата Салахова можно было услышать ряд свежих новостей. Одна из них — это долгожданный запуск производства автобензинов, который переносился не один год, еще совсем недавно был намечен на ноябрь, а теперь сроки обозначены на первую декаду декабря. Компания начнет производство бензинов АИ-92 и АИ-95, а чуть попозже — АИ-98. Всего ежегодно ТАНЕКО планирует выпускать 1,2 млн т товарного бензина. Так что потребителю уже скоро можно ожидать нового татарстанского топлива в продаже.

Вчера же Салахов торжественно анонсировал возвращение на рынок татарстанских моторных масел, причем на этот раз — премиального сегмента, качество которых уже успели подтвердить международные автомобильные марки. «На сегодняшний день мы можем сказать, что „Татнефть“ возвращается на рынок смазочных материалов, — заявил он. — Буквально сегодня идет расфасовка новых марок масел под брендом „Люкс Пао“. В ближайшее время, буквально в течение недели, эти масла появятся у нас на заправочных станциях, где вы можете их приобрести. Мы уже имеем одобрение от автопроизводителей Volvo, Renault. Буквально в конце этого месяца ожидается получение одобрения от Mercedes».

По словам Салахова, продукция ГСМ продается как через собственные сети АЗС «Татнефти», так и на крупнооптовом и мелкооптовом рынках. «За качество данных масел мы ручаемся и можем сказать, что они конкурентны с известными марками масел, которые имеются на рынке, — объявил он. — Не останавливаемся на линейке моторных масел, но и полностью хотим освоить и осваиваем все виды производства смазочных материалов. Это и индустриальные масла, и турбинные, и компрессорные, и гидравлические масла высшей марки. На сегодняшний день мы также производим смазочные материалы для новой техники: снегоходов, мотоциклов».

Так что с учетом выпуска новой продукции ТАНЕКО выполнит свои планы по увеличению объемов и в 2019-м переработает уже 14 млн т нефти вместо 8,7 млн т в текущем году, то есть в 1,6 раза больше.

Замгендиректора с удовольствием рассказал и про экологическую поддержку (недавно предприятие выпустило в Каму мальков крупных сазанов и карпов), и про создание «цифрового двойника» ТАНЕКО. «У нас практически обеспечен полный учет — от нефти, поступающей на предприятие, и до отгрузки продукции, которая происходит у нашего потребителя», — похвастал Салахов

КОМУ ВЫГОДЕН НАЛОГОВЫЙ МАНЕВР?

Эксперты высказались про общие настроения на нефтехимическом рынке. Генеральный директор московской исследовательской группы «Петромаркет» Иван Хомутов, что называется, на пальцах объяснил суть 6-летнего налогового маневра для нефтяных компаний, особо оговорившись, какие последствия от него ощутят на себе ТАИФ и ТАНЕКО. (Спойлер: никаких.) По его словам, эта реформа отличается кардинально от всех предшествующих, поскольку в рамках нее произойдет полная отмена экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты — «пошлин, которые фактически существовали с момента образования постсоветской России, с некоторым перерывом в 1996–1999 годах, и были главным элементом существования российской нефтепереработки». Пошлины будут постепенно обнулены к 2024 году, а вслед за ними — и таможенные субсидии для НПЗ России.

«Это очень важная история, поскольку без таможенной субсидии значительная часть российских нефтеперерабатывающих заводов не может функционировать с прибылью. Если взять ситуацию 2017 года, то окажется, что примерно 61 миллион тонн от 283 миллионов переработанных на российских заводах был переработан с прибылью. А все остальные, то есть 220 миллионов тонн, по сути переработаны с убытком, который был скрыт той самой таможенной субсидией», — объяснил Хомутов.

Взамен государство вводит компенсирующий механизм, или отрицательный акциз. Но, чтобы его получить, нужно подходить хотя бы под одно из трех условий. Первое — собственники заводов с долей не менее 50% находятся под санкциями. Второе — предприятия производят бензины в определенном объеме, при этом часть поставляют на внутренний рынок. Третье — завод может заключить соглашение с минэнерго России о модернизации, при том что он в 2016 году переработал более 600 тыс. т сырья. Либо предприятие вкладывает не менее 60 млрд рублей в модернизацию, либо строит установки, которые будут производить определенный объем топлива. У большинства заводов потери и компенсации окажутся одинаковыми, а пять НПЗ даже выиграют. Это два завода «Роснефти» — Ангарский и Ачинский, Омский — «Газпром нефти», Антипинский НПЗ — «Нового потока» и Ухтинский — «Лукойла». Но будут и «акцизные отщепенцы».

«На самом деле уже сейчас понятно, что есть заводы, которые точно не удовлетворяют ни одному из этих трех условий. Речь идет о так называемых мини-НПЗ, которые переработали в 2016 году 600 тысяч тонн и меньше, которые не производят бензины, у которых нет собственников под санкциями. По сути это все мини-НПЗ, которые не входят в ВИНК», — объяснил эксперт. То есть мини-НПЗ «Роснефти» и «Лукойла» получат акциз, поскольку их владельцы находятся под санкциями, а все остальные будут отрезаны от субсидий. Еще есть 8 заводов, которые могут заключить соглашение с минэнерго о модернизации, но адекватных требованиям ведомства преобразовательных программ у них нет. «Поэтому пока они опять попадают в класс „лишенцев“ этой таможенной субсидии. Такие заводы принято называть плохими, поскольку они по сути занимаются простейшей перегонкой нефти на фракции. Никаких вторичных процессов там нет, и они не нужны внутреннему рынку. Но в 2017 году предприятия переработали 17 миллионов тонн, то есть значительный объем», — рассказал Хомутин.

Как это повлияет на отрасль? Оказывается, суммарный размер субсидий к 2024 году практически никак не изменится за счет перераспределений средств от производителей тех самых 17 млн т на региональные коэффициенты, которые увеличивают акцизы отдельных заводов России. Впрочем, как позже оговорился Хомутов, такие деньги не настолько заметны в экономике нефтяных компаний. «По сути это три компании, которые увеличивают свою долю ренты: „Роснефть“, „Газпром нефть“ и „Лукойл“. Для всех остальных организаций в принципе формула нейтральная, либо они отменяют субсидии, как для тех 8 заводов, — подытожил Хомутов. — Как видно, если говорить о предприятиях Татарстана (ТАНЕКО и ТАИФ-НК), то эти компании никак не выиграют и не проиграют от реформы. Она для них нейтральна».  

К чему это опять-таки приведет? Цель регулятора — стабилизировать объем нефтепереработки до 265 млн т в год. Но, по версии Хомутова, она не только не упадет, но и даже вырастет — более чем на 20 млн тонн. Поскольку маржинальность бизнеса в последние годы только увеличивается, цены на нефть растут, субсидии с повышением цен — тоже, да и модернизация заводов простимулирует рост переработки. А это грозит увеличением профицита бензина в стране, что опять-таки — несбалансированность рынка.

IT-РАЗРАБОТКИ ДЛЯ НЕФТЯНИКОВ: ШТРИХ-КОД С «ИСТОРИЕЙ БОЛЕЗНИ»

Вчерашнюю дискуссию на тему «Кто и что мешает внедрять инновации в отрасли?» предварял совместный доклад директора «ТатИТНефти» Рустема Шакирова и замгендиректора по взаимодействию с резидентами ОЭЗ «Иннополис» Вадима Галеева. Шакиров рассказал о развитии инновационных разработок на платформе Иннополиса на примере «ТатИТНефти», которая была создана всего два года назад специально для того, чтобы представлять «Татнефть» в новом городке. По словам директора компании, спектр задач поставлен широкий, потому что готовых решений в инновационной деятельности не бывает — всегда приходится решать новые задачи, продвигать новые продукты. «Естественно, у самой „Татнефти“ есть исторически сложившиеся, опробованные, разработанные IT-решения, которые мы развиваем и тиражируем по группе, в том числе на внешние рынки. Конечно, мы и сами ведем разработку каких-то решений, систем, которые решают задачи „Татнефти“ и всей группы. Как промышленная площадка компания очень многогранна и представляет действительно большой интерес для разработчиков и инноваторов», — объяснил он.

Проблему стартапов в B2B-секторе Шакиров видит в том, что нет четкого понимания потребностей самих производств. «Ребята извне понимают вроде как проблему, пытаются ее решить, приходят на предприятие — и тут возникает множество нюансов: либо проблема уже неактуальна, либо решена, либо она оказывается нетиражируемой, и стартапы начинают буксовать», — отмечает он.

В качестве удачного примера директор «ТатИТНефти» привел действующую систему производственного контроля, промышленной безопасности и охраны труда. «Это система, которая позволяет отделам промышленной безопасности контролировать исполнение норм, нормативов Ростехнадзора, выписывать предписания в автоматическом режиме, контролировать их исполнение. Вроде простой документооборот на словах, но в итоге руководители получают глубокую аналитику о состоянии предприятия», — рассказал он. «Эта система прошла апробацию по всей „Татнефти“, внедрена и на АЗС, и на ТАНЕКО, и на нефтехимии, и на шинном комплексе. Есть „пилот“ в „Газпроме“. Везде принимается на ура, особенно исполнителями. Потому что система сделана исполнителями для исполнителей», — подчеркнул Шакиров.

Рабочее название — автоматизированная система производства, то есть система, которая позволит контролировать производство на всех этапах. «Что такое производство — это склад материалов, этапы производства, склад готовой продукции. Условно, на склад готовой продукции пришли материалы, они поступили в производство. У каждого рабочего есть свое мобильное приложение. Любой материал штрих-кодируется — пока мы используем просто мобильные приложения, сотрудникам не составляет труда считать штрих-код. Считал штрих-код, соответственно, мы поняли, что с производства в это время данному рабочему пришли материалы. Он запускает установку, получает полуфабрикаты, отправляет дальше в этом же приложении. Мы знаем, сколько времени ушло на производство, знаем, кто произвел. И так по цепочке», — рассказал Шакиров.

«В конце на готовой продукции у нас имеется штрих-код, при считывании которого появляется вся „история болезни“. Если это брак — мы точно знаем, на каком этапе». Данное решение сейчас внедряется на блоке композитных материалов «Татнефти».